?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у skeptimist в Россия без Улюкаева: начало


В РФ тема победы Трампа была оттеснена другой - домашним арестом министра экономразвития РФ А. Улюкаева после его попытки получения взятки в 2 млн. у.е.. И сразу стало понятно, что дальше придётся жить без него. Хотя, что в этом такого? Ведь живёт же РФ без Егора Гайдара. Хотя живёт ли? Ведь разве Гайдар - это "мальчиш-плохиш" новой России - не живёт в своих соратниках, помощниках и учениках? А поэт и водолаз Улюкаев - один из них.

И сразу захотелось сказать: какого хорошего человека задержали.
Не верите?
Тогда вспомним.

Среди министров Алексей Улюкаев всегда выделялся шоколадным загаром и стремлением поддерживать форму. Даже утомительные командировки и многочасовые перелеты не могли заставить его отказаться от утренней пробежки. «Вот что с человеком сделала молодая жена!» — подтрунивали над ним коллеги, но Улюкаев не обижался. Он вообще отличался неконфликтным нравом. И даже прозвище «водолаз», закрепившееся за ним после неоднократных попыток нащупать дно падения отечественной экономики, воспринимал с юмором. «Водолаз — очень почетная профессия», — отшучивался от нападок СМИ и депутатов министр.

Алексей Улюкаев — плоть от плоти команды младореформаторов, стоявшей у истоков преобразований в России начала 90-х годов. Свой путь в экономику он начал, как и положено, с экономического факультета МГУ, куда поступил со второго раза, отработав год лаборантом в институте, где профессорствовал его отец. Учился Улюкаев хорошо, активно занимался общественной работой и с охотой ездил в стройотряды.

Карманные деньги будущему министру были нужны, чтобы удовлетворять «одну, но пламенную страсть» — к поэзии. Поскольку в свободной продаже хороших книг, особенно новинок, было не достать, студент Улюкаев ходил на популярные «толчки», где спускал честно заработанные 50 руб., а также в библиотеку. Там он, по собственным воспоминаниям, переписывал понравившиеся стихи в тетради по 96 листов. К моменту окончания университета их накопилось несколько десятков штук. Примечательно, что помимо Пастернака, Мандельштама и раннего Бродского в круг предпочтений юного студента входили малоизвестные поэты конца XIX — начала XX века, например Константин Фофанов. Тогда же, в университете, Улюкаев сделал собственные шаги в литературу, опубликовав несколько стихотворений в журнале «Студенческий меридиан».

Однако после окончания аспирантуры и знакомства с Анатолием Чубайсом и Егором Гайдаром увлечение поэзией отошло на второй план. Дипломированный специалист всерьез увлекся популярными на Западе экономическими теориями и возможностями их применения в Советском Союзе, экономика которого, как тогда уже было ясно, нуждалась в серьезных преобразованиях.

В середине 80-х Алексей Улюкаев был участником экономических семинаров «Змеиная горка», организованных Чубайсом и Гайдаром. А с 1987 по 1988 год принимал участие в заседаниях клубов «Перестройка» и «Демократическая перестройка», где обсуждались «несоветские» методы решения экономических проблем. Уже тогда Гайдар называл Улюкаева одним из самых продвинутых своих учеников и блестящим теоретиком.

В 1991 году молодой экономист вошел в состав правительственной команды в должности помощника Егора Гайдара, с 1992 по 1993 год руководил группой экономических советников, на совести которых, как сейчас принято считать, преступная приватизация и «шоковая терапия», а в 1994-м вслед за начальником ушел в Институт экономических проблем переходного периода (ИЭПП).

С такой биографией нетрудно угадать партийную принадлежность министра: в 1995–1997 годах он возглавлял московское отделение «Демократического выбора России», в 1999 году баллотировался в Госдуму по списку Союза правых сил, а также по одномандатному Чертановскому избирательному округу в Москве. Однако в обоих случаях потерпел фиаско. СПС набрал недостаточно голосов, а в одномандатном округе победил ставленник тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Сам Лужков заявил «МК», что раскусил Улюкаева, когда тот на протяжении трех лет (1996–1998 гг.) занимал кресло депутата Мосгордумы, представляя районы Зюзино, Котловка, Черемушки и Обручевский. «Он претендовал на должность председателя бюджетной комиссии. В этой связи я с ним встретился, выслушал его позицию по ключевым экономическим вопросам и понял, что человек, придерживающийся философии монетаризма и пренебрежительно относящийся к реальному сектору экономики, не отвечает целям правительства Москвы и не может занимать такой пост. Свое мнение я высказал руководству Думы, и оно было учтено», — рассказал Лужков.

По его словам, впоследствии он был крайне удивлен карьерой Улюкаева на федеральном уровне. В 2000 году, с подачи Анатолия Чубайса, он стал заместителем министра финансов РФ (Алексея Кудрина) в правительстве Михаила Касьянова. В 2004 году, после назначения главой кабмина Михаила Фрадкова, перешел на должность первого зампреда Центрального банка РФ. В 2013-м Улюкаев рассматривался как один из наиболее вероятных кандидатов на пост главы ЦБ, но выбор в итоге пал на Эльвиру Набиуллину. По данным «МК», таково было решение Владимира Путина, который, как свидетельствуют источники, в принципе недолюбливает младореформаторов. В июне 2013 года Алексея Улюкаева назначили министром экономического развития вместо ушедшего в Кремль Андрея Белоусова. «При нем получилось не Министерство экономического развития, а министерство экономического разрушения», — сетует Лужков. Экс-мэр Москвы не берется комментировать задержание Улюкаева по подозрению в получении взятки. «Но если он это сделал, это безумие!» — говорит он.

Примечательно, что аналогичным образом ситуацию оценивают и многолетние соратники министра. «Для тех, кто знает Алексея Улюкаева более 30 лет, случившееся — шок», — написал на своей страничке в соцсети Анатолий Чубайс, призывая дождаться объяснения двух сторон. «Одна говорит: Улюкаев угрожал «Роснефти» и вымогал взятку (видимо, я что-то перестал понимать в этом мире). Но другой-то мы пока вообще не слышали», — указывает он. Еще категоричнее в защиту Улюкаева выступил глава РСПП Александр Шохин. «Человек с большим опытом в российской политике не будет в здравом уме вымогать деньги у главы «Роснефти» за уже совершенную сделку. В таком случае надо было бы Алексея Валентиновича не СКР задерживать, а представителям Кащенко», — заявил он.

Чиновники, знакомые с Улюкаевым, в свою очередь говорят, что министр в последнее время вел себя совершенно обычным образом — не нервничал, не суетился. На прошлой неделе он совершил поездки в Италию и Австрию, чтобы прощупать их позиции в отношении снятия санкций с России. В среду глава МЭР должен был вылететь в Перу, чтобы принять участие в министерской встрече, проходящей в рамках саммита Азиатского-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) и предваряющей заседание лидеров (19–20 ноября в мероприятиях форума, как ожидается, примет участие Владимир Путин). Кроме того, на Улюкаева завязана подготовка пакета соглашений с Японией, подписание которого ожидается в ходе визита российского президента в Токио в середине декабря. А также переговоры по восстановлению полномасштабного сотрудничества с Турцией. По всей видимости, этой работой сейчас займутся его замы.

В отличие от других министров, Улюкаев никогда не отказывался от общения с прессой. В частности, он дважды ходил на передачу к Владимиру Познеру, от участия в которой с завидным постоянством отказываются глава Минфина Антон Силуанов и вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец. В частности, Познеру Улюкаев признался, что в женщинах прежде всего он ценит сексапильность и привлекательность, а в мужчинах — доброту и порядочность. На необитаемый остров он взял бы с собой: из книг — «Робинзона Крузо», из фильмов — «Мой друг Иван Лапшин». Снова писать стихи министр экономики начал в 2011 году («После тридцати лет молчания вдруг прорвало», — пояснил он) и к настоящему моменту опубликовал два сборника. Примерно в это же время Улюкаев начал интересоваться интернет-поэзией и сейчас активно общается с авторами, публикующимися в Сети, выделяя такие имена, как Андрей Пермяков, Олег Горшков и Дмитрий Мельников. Этот круг общения министр, по всей видимости, сможет сохранить, если останется под домашним арестом.

Итак, как видим, сам арест - типа загадки, которую понять вне контекста глобальных перемен буде трудно.
Но не исключено, что теперь-то как раз "водолаз" нащупал дно.

Теперь второй аспект. И связан он с тем, что в России не задерживали министров экономики очень давно.
78 лет 11 месяцев 16 дней — вот какое количество времени минуло с того момента, когда в нашей стране в предпоследний раз задерживали действующего министра экономики. 1 декабря 1937-го органы государственной безопасности взяли под стражу председателя Госплана СССР («наследником» именно этого ведомства является современное российское Министерство экономического развития) Валерия Межлаука.

Уже весной следующего года известный своей привычкой рисовать карикатуры во время важных заседаний Межлаук был расстрелян как «враг народа и изменник родины».

Разумеется, ни в ельцинскую, ни в путинскую эпоху министерская должность не была стопроцентной «охранной грамотой» для ее обладателя. Бывший министр юстиции Валентин Ковалев в 1999 году. Действующий министр путей сообщения Николай Аксененко в 2001 году. Отставной министр по атомной энергии Евгений Адамов в 2005 году. Это только те фамилии, которые сразу приходят на ум. Но все эти нашумевшие в свое время истории меркнут на фоне дела Улюкаева.

В случае с Валентином Ковалевым в камеру следственного изолятора был водворен отставной чиновник, давно и прочно выпавший из властной обоймы. В случае с Николаем Аксененко — политиком, который в 1999 году едва не стал премьер-министром, и официальным наследником Ельцина — до задержания дело не дошло. Дело по обвинению Аксененко в причинении масштабного финансового ущерба государству было передано в суд, но так и не было рассмотрено. Освобожденному от должности министру было позволено выехать на лечение за границу, где он вскоре умер от тяжелой болезни.

В случае с Евгением Адамовым инициатором гонений на экс-министра стали американские власти. Именно по их запросу Адамов был арестован в Швейцарии. Российский запрос на его экстрадицию появился не в последнюю очередь потому, что в Москве не хотели отдавать такого важного секретоносителя американцам.

Нет, задержание действующего руководителя одного из самых важных (важных, по крайней мере, в теории) правительственных ведомств — это нечто принципиально иное. Неудивительно поэтому, что, узнав о неожиданном повороте в жизни Алексея Улюкаева, российский политический истеблишмент впал в состояние шока и глубокой прострации. «Этого не может быть!» и «Ничего не понимаю!» — нет числа обычно самоуверенным и информированным политикам и экспертам, которые в ночь с понедельника на вторник произнесли нечто подобное.

Не будем притворяться, что у нас есть четкое понимание происходящего. Но не исключено, что силовики сделали довольно прозрачный намек, ухватившись за который можно размотать цепь событий. И.о. руководителя по взаимодействию со СМИ Следственного комитета РФ Светлана Петренко заявила: «Речь идет о вымогательстве взятки у представителей «Роснефти», сопряженном с угрозами».

Вымогать крупную взятку у представителей «Роснефти» — это то же самое, что вымогать взятку у руководителя этой корпорации Игоря Сечина. А вымогать взятку у Игоря Сечина, по меткому замечанию руководителя Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, может только человек, которому срочно требуется помощь квалифицированного психиатра.

Бывший заместитель руководителя Администрации президента, бывший руководитель путинского секретариата, бывший заместитель председателя правительства по топливно-энергетическому комплексу — простое перечисление этих должностей не позволяет составить даже приблизительное представление о той колоссальной роли, которую Игорь Сечин, начиная с 2000 года, играет в современной политической истории России.

Я мельком общался с Игорем Ивановичем Сечиным всего один раз в жизни — в 1999 году, во время визита премьер-министра РФ Владимира Путина в Новую Зеландию. И он остался у меня в памяти как исключительно вежливый, корректный и деликатный человек. Но главной характеристикой Сечина как государственного деятеля является, конечно, вовсе не его деликатность. Пользующийся безграничным личным доверием Путина, Сечин обладает аппаратной и политической пробивной энергией урагана.

Любой тяжеловес, который оказывается на пути Игоря Ивановича, очень быстро обнаруживает: в реальности он не более чем щепка. Так было с Михаилом Ходорковским. Так, похоже, сейчас случилось и с Алексеем Улюкаевым, которого, несмотря на занимаемый им высокий пост, сложно назвать политическим тяжеловесом.

Я не особо следил за перипетиями схватки за «Башнефть» — схватки, в ходе которой Игорь Сечин скрестил копья с многими фигурами из правительства и Администрации президента. Но, судя по тем обрывкам информации, которые до меня долетали, даже одержав свою вполне предсказуемую победу, Игорь Сечин остался не совсем доволен триумфом. Сечин якобы недоволен тем, в каком состоянии ему досталась «Башнефть», и объемом того сопротивления, что ему пришлось преодолеть, поглощая этот актив. То, что произошло с Улюкаевым, вполне может быть частью ответного сечинского удара, призванного доказать: критика в его адрес была мотивирована совсем не заботой о государственных интересах.

Но, разумеется, реальное политическое значение дела Улюкаева выходит далеко за рамки схватки за «Башнефть».

В связи с этим уместен такой прикольный случай.
Однажды министр и член палаты общин Нил Мартен выступил для группы своих избирателей в роли экскурсовода по зданию парламента. В одном из закоулков Вестминстерского дворца туристы и их «гид» натолкнулись на наряженного в величественные старинные церемониальные одежды лорда-канцлера лорда Хэйлшема. Увидев своего коллегу по правительству, лорд Хэйлшем вежливо поприветствовал его по имени: «Neil!» Но избиратели из провинции не поняли, что именно громовым голосом кричит пугающий мужик в средневековом наряде. Им показалось, что им приказывают: «Kneel!» («На колени!») И все туристы как один упали ниц перед лордом-канцлером.

Создаётся впечатление, что самоощущение несиловой части российской элиты сейчас не очень сильно отличается от первых чувств той группы злосчастных англичан. Еще до своего задержания Алексей Улюкаев воспринимался как живой символ экономического бессилия правительства. Как профессиональный экономист, советник и заместитель Улюкаев пользовался всеобщим уважением и авторитетом. Но как первое лицо самостоятельного ведомства он оказался настоящей катастрофой.

Алексей Улюкаев безнадежно проиграл аппаратную схватку с конкурирующими ведомствами: под его руководством Министерство экономического развития постепенно теряло свои самые важные функции. Улюкаев превратился в несерьезного и даже юмористического персонажа в глазах общественного мнения. Шутники заявляли, что его главная функция как министра — каждый месяц заявлять, что «российская экономика наконец достигла дна», за что прозвали его «водолазом». Министр Улюкаев производил впечатление человека, который находится «при должности, но не у власти».

Задержание Алексея Улюкаева наполнило все эти формулы — «живой символ бессилия правительства», «при должности, но не власти» — совершенно новым, неожиданным содержанием. Услышав о задержании министра экономического развития, очень многие члены российской правящей элиты почувствовали себя «немного Улюкаевыми» — людьми, которые все еще ездят в машинах с мигалками, но одновременно находятся под плотным колпаком «бойцов невидимого фронта».

Из этого, конечно, совсем не вытекает, что с коррупцией не надо бороться и что у чиновников в ранге министра должна быть абсолютная индульгенция. Я веду речь совсем не об этом. Мы ведём речь о том, как внутри российского управленческого аппарата медленно, но верно меняется баланс власти — или по меньшей мере представления правящей элиты об этом балансе. Говорить о том, что в путинской России образца конца 2016 года исчезло само понятие «неприкасаемости» — это, конечно, не более чем пропагандистское преувеличение. Но этот «волшебный круг» действительно очень сильно сузился — и в первую очередь из него выбыли обладателей высоких званий без погон.

Не хочется выступать в роли Кассандры. Но что-то подсказывает: до момента задержания и ходатайства следствия о помещении под домашний арест следующего действующего министра пройдет гораздо более скромный отрезок времени, чем 78 лет.


Profile

Жизнь прекрасна
ambera512
ambera512

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow